Интервью с Эдом Каши: Фотография больше чем медиа
Содержание статьи:

    Как Вы узнали о Trans Amadi Slaughter? (Эд Каши представил серию фотографий из Trans Amadi Slaughter -  скотобойни в дельте реки Нигерии).

    Я услышал о ней, когда работал над более крупным проектом Niger Delta. 

    Ed Kashi
    Местные работники сказали мне: «Нам нужно проверить скотобойню Trans Amadi Slaughterhouse». Мы приехали туда и нас практически сразу же выгнали за периметр. Это была небольшая деревня, где забивали, а потом сжигали животных.

    Я знал, что мы найдем выход, чтобы увидеть как это делают. С любой точки порта Харкорт, где насчитывалось около 4 миллионов человек, можно утром увидеть клубы дыма. Сначала создается впечатление, что там ужасный пожар, или что – то похожее на взрыв в Ираке. Более трех недель, я пытался получить доступ, чтобы пройти в скотобойню. Мы даже пытались работать с местными ТВ каналами. В конце концов, нам помог местный друг одного из работников, который выяснил, кому нужно заплатить. То, что действительно раздражает, это то, что здесь всегда приходится платить за «помощь» и в принципе за все что угодно, чтобы выполнить свою работу. 

    trans amadi slaughter

    Бесспорно такой подход к делу противоречит журналистской этике, но есть несколько мест в мире, где без этого не обойтись и Нигерия одно из них. Какие-то 5 – 10 долларов, но они обязательны. Это связано с 300 летней историей, когда впервые пришел чужак и забрал рабов, затем пальмовое масло, а сегодня – нефть. Нигерийцы не глупцы. Они говорят так: «Если у нас есть что – то ценное, вы должны за это заплатить».

    trans amadi slaughter

    Сколько времени Вы провели в Нигерии и на скотобойне?

    В общем три года в самой Нигерии. Я был на скотобойне дважды, хотя нет, трижды, включая тот раз, когда я не выходил за периметр - около 4 – 5 часов.  На самом деле невозможно находиться там долгое время. Люди злые. Их первая реакция: «Не фотографируйте меня». У них зашкаливает уровень паранойи. Я часто не мог справиться с этим, даже имея хорошую способность убеждать людей. Зачастую люди просто непробиваемы и я не могу убедить их. 

    trans amadi slaughter

    Вы знали кого – ни будь из тех, кого фотографировали?

    Нет, я никого не знал.

    Вы чувствовали отсутствие связи между жителями и работниками скотобойни?

    Да. Есть очень удивительная вещь, которую делает фотография в отличие от видео.

    Ed Kashi
    У меня всего 20 секунд, столкнувшись с вами, я сделаю такую фотографию, которая передаст глубину вашей души. И с другой стороны, я могу проводить с вами дни на пролет и никогда не поймаю этот момент. Проницательность фотографии – это магия.

    Поднять камеру в нужное время и в нужном месте, сделать правильный ракурс... если вы сможете это сделать, вы поймаете уникальный, проницательный или интимный момент. 

    В дельте Нигерии и в Trans Amadi, я чувствовал, что такие моменты происходили достаточно часто. Ты не можешь расставлять предметы так, как ты этого хочешь. Ты должен работать быстро и интуитивно.

    У Вас есть одна фотография с улыбающимся работником и она очень сильно отличается от других фотографий, потому что вызывает чувство удивления. 

    Тот парень слева – меня адски раздражало, что он улыбался. Я хотел сделать фотографию, которая покажет зрителю силу и власть и подтолкнет их не только к размышлениям, но и к действию. Я просил их остановиться, чтобы сделать портрет. Они стояли прямо передо мной и хотели увидеть, что произойдет . Я бы предпочел, чтобы никто из них не улыбался. Часто получается так, что мы зависим от ситуации, мы на все смотрим через какие-то ценности. Для одних это ужасно, а для других норма.

    Я понял, что должен быть осторожен в высказывании моих предубеждений  или отношения на какую- либо ситуацию. Я хочу сделать фотографии, которые выйдут за рамки Запада – богатого мира, где делают ужасные фотографии. Мне кажется мы достигли той стадии в СМИ, когда мы можем проголосовать за изменение и показать решение в разгар самых страшных вещей. 

    Ed Kashi

    В Нью – Йорке есть одна женщина, которая откликнулась на фотографию, где изображен мальчик с козой на голове. Она послала ему деньги и теперь он учиться в школе. И он больше там не работает. 

    Если мы будем смотреть на ужасные вещи и будем использовать наши творческие возможности, чтобы показать это еще страшнее и ужаснее, чем на самом деле, мы потеряем наших читателей. Я всегда ищу образы и рассказываю истории, которые показывают драматические или какие – нибудь другие аспекты. Я не говорю, что я делал то же самое и с этими изображениями. Здесь в большей степени присутствует обвинение, я показываю то, чего нельзя делать, то, что абсолютно неприемлемо. Но даже в нашем взаимосвязанном мире, эти фотографии окажут свое влияние на Западе, но как они смогут повлиять на ситуацию в источнике проблемы?

    Ed Kashi

    Вы хотите быть защитником?

    Да. Я пришел к выводу, что выход моих фотографий в New York Times и National Geographic – это только начало. Раньше для меня это уже было достижение цели. Но не сейчас. 

    Вы видите себя в роли рассказчика?

    Да. Это именно то что я и делаю. Магия документальной фотографии или фоторепортажа заключается в том, что они сочетают в себе сильные фотографии и текст. Текст помогает более глубоко понять фотографии. 

    У таких людей как я, нет сильного стремления, написать книгу или сделать выставку.  Сегодня этого недостаточно. Нам нужно использовать мультимедиа параллельно с печатными изданиями и Web – сайтами. Я пытаюсь развить веб сайт, где можно получать обратную связь.  Надеюсь я сделал хорошую работу, но там вы сможете проработать материалы более подробно. 

    Ed Kashi, фотограф

    Многие говорят о том, что серийные фотографии должны работать также как и напечатанная история: герой, конфликт, рост напряженности, кульминация, решение. Как Вы думаете фото или слайд – шоу имеют те же правила? Или у них другая повествовательная структура?

    Я думаю, что здесь могут присутствовать оба варианта. Красота и захватывающая функция мультимедиа заключается в том, что мы можем всегда пробовать что – то новое.  Однако есть сторонники мнения, что есть только одно правило повествования: начало, середина, трансформация и конец. Нет ничего плохого в классической модели повествования. Она эффективна и она будет и дальше эффективной. И на то есть объективные причины. 

    Ed Kashi, фотограф

    То, что действительно восхищает в использовании мультимедиа – это то что, вы можете передать голос.  Это я и сделал. Но неужели нам нужно начинать каждую историю со слов: «Привет, Меня зовут Эд Каши»?

    Мне кажется, что в каждой части идет все равно какое–то представление себя. Как нам избежать этого? Как нам обыграть эту структуру, но оставить рассказ правильным?

    Это очень интересный вопрос. Я бы даже сказал – это загадка. Как Картье – Брессон, который даже не хотел быть фоторепортером. Я пытаюсь избегать ярлыков, но в то же время осознаю, что есть определенные конструкции.

    В мире очень много людей, которые не заинтересованы в мультимедиа. Они довольны тем, что у них уже есть. И сейчас очень сложно выяснить что будет эффективным дальше. Я считаю, что наилучший способ – задать человеку вопросы, а затем выбрать наиболее интересный способ их предоставления. Возможно многое зависит от голоса и интонации, а также от языка. Структура помогает нам выяснить исходные данные, а затем мы можем менять их местами.

    Нет определенного правила, но мы всегда боремся со старыми привычками, когда подходим к новой части.  С Вами когда-нибудь было такое, что Вы находите пару туфель или брюки, они без особых причуд, ничего особенного, но при этом они идеальны. И вы жалеете, что не купили тогда еще 10 таких же.  Этот аспект человеческой природы вероятно более распространен, чем мы думаем. 

    Поэтому иногда правильные и уже опробованные пути – идеальны. И если это работает, то мы не должны пытаться это изменить. Будет прекрасно, если вы сможете убедить людей пользоваться тем, что у нас уже есть. Но в то же время нет никаких сомнений, что культура развивается, и появляются новые способы передать историю. 

    Фотограф Эд Каши
    Я смотрю на формат журналов.  Я посвятил журналам 25 лет. Я смотрю на них сейчас и думаю…(вздыхает).  Все кроме географических журналов под вопросом.

    Что ты собираешься делать? Журнал ведь - пара страниц с картинками. Многого ли можно достичь в таком формате? 

    Даже в New York Times, публикуют максимум 4 или 6 страниц. В то время как в онлайн режиме вы можете иметь неограниченное количество мест для развития идеи. В этом я вижу определенные возможности.

    Фотограф Эд Каши

    Вместе с Джули Винокур, вашей женой, и Talking  Eyes Media вы создали книгу и кино. Вы сняли видео «The Sandwich Generation», где рассказывается о том, как вы перевезли ваших детей и ваш бизнес из Сан Франциско в Нью Джерси, чтобы заботиться о вашем отчиме.  Не расскажете ли вы немного о том, чем этот проект отличается от Niger Delta?

    Мы получили достаточно большое количество грантовых средств и ушли из СМИ. Мы осознали, что наиболее продуктивно будет заниматься некоммерческой деятельностью.  Так и появился Talking Eyes Media. Мы разработали мультимедийную платформу для создания книг, фильмов, сайтов и выставок и для создания историй, которые обычные СМИ не затрагивают. Мы в принципе не полагались на поддержку  популярных СМИ.  

    До сих пор большинство проектов были посвящены социальным  проблемам.  Последние два года мы делали репортаж в Niger Delta. Talking Eye Media скоро создаст фильм, который я недавно там снял. Но в первую очередь мы занимаемся здравоохранением. 

    Удивительно то, что мы нашли фонды и организации, которые согласились спонсировать наш проект и когда мы подготовим материал мы можем разосласть его в СМИ или просто отдать его на пере публикацию. 


    ТЕГИ

      


    Информация:

    О проекте     Контакты     Вакансии


    Информация:

    © ledigital - информационное издание. Учредитель: ООО «Бренд Девелопмент». 


    Спецпроекты:

    Лекторий    Курсы    Партнерам



    Предложить интересный материал